YANOV PRESS

«Бизнес должен уметь оптимизировать ресурсы и находить новые возможности»

— Как пандемия изменит стратегии бизнеса?
— В целом кризисные ситуации показывают хрупкость бизнеса: у него большие эксплуатационные расходы, крупные издержки и на самом деле относительно этого совсем небольшая прибыль. Поэтому многие компании в условиях тотального локдауна максимум могли протянуть четыре месяца. А если сумели заключить общественный договор с сотрудниками, то восемь. То есть все бизнесы уязвимы, это нужно понимать.
При этом нужно не бояться, а анализировать структуру рисков, отделять то, что действительно несет опасность.
События типа «черных лебедей» на самом деле многому учат бизнес.
Во-первых, необходимо в большем объеме использовать фьючерсные контракты, позволяющие фиксировать объемы и цену поставки на будущее.
Во-вторых, привлечение капитала через портфельных инвесторов значительно снижает риски дефолта, так как по кредитному договору нельзя не заплатить, а по договору с портфельными инвесторами — на самом деле можно. Да, в какой-то мере это ударит по репутации, но иногда лучше так, чем потерять бизнес.
В-третьих, «черный лебедь» показывает, что всегда открываются скрытые возможности, новые рынки. Как, например, производство и поставка ультрафиолетовых ламп, санитайзеров, масок во время пандемии или использование вынужденного простоя для планового ремонта.
— Российский бизнес уделяет достаточно внимания управлению рисками?
— В нашей школе «Управление рисками» и «Антикризисное управление» — это отдельные полноценные дисциплины. Но слушатели не всегда уделяли им серьезное внимание. Сейчас в том, что они должны продолжать работать, ни у кого сомнений не возникает.
Бороться с рисками — значит выстраивать стратегию заранее. Поэтому у современной организации помимо стратегического плана должны быть еще два резервных — B и Z. Первый рассчитан на максимальную оптимизацию ресурсов, обеспечивающую компании жизнеспособность в сложных условиях. Второй — на поиск новых возможностей.
— Как меняется спрос на образовательные программы?
— В целом потребность руководителей компаний в развитии собственных навыков сохранилась на прежнем уровне, несмотря на то что финансовые возможности так или иначе ухудшились.
По содержанию и по форме меняются сами образовательные программы. Кризис дал этому определенный толчок. Например, у нас вводится новая дисциплина «Управление в условиях неизвестности» с отдельным разделом «Управление кругозором компании». Ведь чтобы иметь план Z, нужно обладать определенным бизнес-кругозором.
Растет спрос на повышение внутренней эффективности компаний: на системы управления канбан, кайдзен, Scrum и Lean Startup. Бороться с выгоранием и стрессами в условиях неопределенности, управлять коллективом помогает развитие эмоционального интеллекта.
— Бизнес-образование может полностью перейти в онлайн?
— У нас нет такой задачи. В период социальных ограничений достаточно было найти разумную середину. МВА — это не только тренировка ума, а еще и прокачка поведенческих механизмов, поэтому определенная доля занятий должна проводиться офлайн. В крайнем случае часть слушателей могут подключаться онлайн. Это уже сокращает риски заражения, если говорить о пандемии и цели не допустить роста заболеваемости. Преимущество бизнес-образования, особенно Executive MBA, все-таки в возможности посвятить время собственному развитию и личному общению с другими участниками образовательного и предпринимательского сообщества. 

https://plus.rbc.ru/news/5fd2d68a7a8aa933afa81177
Про бизнес